redbut (redbut) wrote,
redbut
redbut

В поисках жанра

Рецензия на книгу Александра Бушкова "Неизвестная война. Тайная история США"

Недавно исполнилось 150 лет с начала Гражданской войны в США. В русскоязычном интернете прошли оживленные дискуссии, где я впервые услышал о книге Александра Бушкова "Неизвестная война. Тайная история США". Я не собирался эту книгу читать - по теме более чем достаточно американской литературы. Однако после повторных ссылок и положительных отзывов решил ознакомиться.

Книга написана живо, с юмором, приведено множество фактов, хотя зачастую не имеющих прямого отношения к заявленной теме - словом, понятно, что положительные отзывы не на пустом месте. Правда, ничего тайного в книге я не увидел - в американской библиографии о Гражданской Войне такие не редкость: скажем, недавно я сдал в библиотеку книгу Юг был прав! Джеймса и Уолтера Кеннеди, 1994г издания. Хотя, возможно, для русскоязычного читателя подход Бушкова действительно интересен и нов.

У меня вызвал сомнение жанр книги, а также некоторые факты. Поясню на примере абзаца из первой главы, раздела первого (1. Там, за синью непогоды, есть блаженная страна…). Бушков пишет:
А вот дальше, на мой взгляд, произошла вопиющая несправедливость. Судите сами. Первой была основана южная колония Виргиния – в 1607 г. Только тринадцать лет спустя образовалась северная, Массачусетс – в 1620 г. И тем не менее в США именно с северной колонии ведется отсчет исторических дат, именно к ней привязаны главные национальные праздники. 22 декабря, день высадки на берег пассажиров «Мэйфлауэра», пышно отмечается в Америке как Forefather’s Day – «Прародительский день». Название «Мэйфлауэр» известно каждому американскому дитяти. Между тем дата высадки южан, имевшая место быть на тринадцать лет раньше, известна лишь узким специалистам, названия кораблей вирджинцев забыты совершенно (мне, несмотря на долгие поиски, не удалось откопать ни одного из трех), в США есть памятник Брэдфорду, но не сыщется памятников Джону Смиту – который, помимо всего прочего, как раз первым и исследовал те места, где впоследствии возникли штаты Новой Англии… В США считается невероятно престижным вести свою родословную от «отцов-пилигримов» с «Мэйфлауэра» – но гораздо менее престижным считается быть потомком поселенцев с трех виргинских кораблей…
Подозреваю, все дело в том, что в Гражданской войне победил Север, а не Юг. Случись иначе, все было бы наоборот… Историю, как давно известно, пишут победители.


Этот абзац хорош для анализа: он моделирует всю книгу - тут и живой язык, и интересные факты, и аргументы, и нетривиальный вывод.

Приглядимся внимательней к фактам - начнем с самого впечатляющего:
В США считается невероятно престижным вести свою родословную от «отцов-пилигримов» с «Мэйфлауэра» – но гораздо менее престижным считается быть потомком поселенцев с трех виргинских кораблей…

Действительно, десятки миллионов американцев ведут родословную от «Мэйфлауэра» - это престижно. А потомки поселенцев с трех виргинских кораблей... таких в Америке нет. Почему?
Пилигримы плыли в Америку жить, работать и исполнять законы божьи. Плодиться и размножаться начали еще в пути: один ребенок родился посреди океана на «Мэйфлауэре».
Виргинцы ехали за наживой - в Америке ожидали найти золото. Женщин на кораблях не было. Колонисты вымирали, из Англии в Джеймстаун (поселение первых колонистов) постоянно подвозили новых, многие возвращались в Англию (тот же Джон Смит). Прибывшая в середине 1610г. очередная экспедиция застала в живых 60 поселенцев - из более 500, завезенных к этому времени из Англии.
Из первоначальных поселенцев двое (John Laydon и Robert Beheathland, который в 1615 году оказался в Англии) успели жениться в Америке, но у них были только дочери, и в настоящее время их американские потомки неизвестны.
Поэтому в Mayflower Society принимают тех, кто может доказать свое происхождение от пассажиров «Мэйфлауэра».
В Jamestowne Society - тех, чьи предки жили в Джеймстауне до 1700г. Конечно, это менее престижно - но при чем тут Гражданская Война?

Следующий факт:
22 декабря, день высадки на берег пассажиров «Мэйфлауэра», пышно отмечается в Америке как Forefather’s Day – «Прародительский день».

Видимо, Бушков путает Forefather’s Day (малоизвестный в Америке местный праздник города Плимут, основанного пассажирами «Мэйфлауэра») с Днем Благодарения (Thanksgiving Day), одним из самых популярных в Америке праздников (об этом ниже).
В отличие от Forefather’s Day, высадку виргинских колонистов действительно празднует с большой помпой вся страна, каждые 50 лет. Последние два торжества даже посетила английская королева. Жители Джеймстауна высадку не празднуют - праздновать некому. Нет жителей, город был заброшен и исчез к середине 18 века, задолго до Гражданской войны. На его месте сейчас национальный исторический парк.

День Благодарения был свой у разных колоний. После создания США президенты объявляли национальные дни благодарений по разным поводам и в разные даты, первый был объявлен Джорджем Вашингтоном 26 ноября 1789г. После установления постоянной даты праздника, его привязали к красивой истории - празднованию пилигримами спасения от голодной смерти благодаря обильному урожаю, выращенному своим трудом, и хорошим отношениям с индейцами. Для десятков миллионов американцев День Благодарения - их личный семейный праздник, их прямые предки выжили в трудное время. Пилигримы высадились в декабре, в первую зиму умерла половина, в случае неурожая вторая зима могла бы оказаться последней для остальных.

У виргинских поселенцев была своя история спасения, не такая красивая. В голодную зиму 1610г умерло большинство колонистов. Оставшиеся выжили в какой-то степени благодаря каннибализму, их спасла очередная экспедиция из Англии. При наличии выбора американцы предпочли в день всенародного праздника иметь на столе индейку, а не человечину - кто их за это осудит?

Факт третий:
...названия кораблей вирджинцев забыты совершенно (мне, несмотря на долгие поиски, не удалось откопать ни одного из трех).

Странно - в русской статье Википедии о Джеймстауне, во втором абзаце, приведены названия кораблей: «Сьюзан Констант», «Годспит» и «Дискавэри». В английской версии статьи приведена фотография королевы Елизаветы, осматривающей реплику «Сьюзан Констант» в 1957г в Джеймстауне, во время празднования 350-летия высадки. Справедливости ради, конечно, следует отметить, что к услугам Елизаветы был весь британский Intelligence Service, а Бушков искал корабли сам.

Факт четвертый:
...в США есть памятник Брэдфорду, но не сыщется памятников Джону Смиту – который, помимо всего прочего, как раз первым и исследовал те места, где впоследствии возникли штаты Новой Англии…

Жители исчезнувшего Джеймстауна не успели поставить памятник Джону Смиту. Но в национальном парке на месте города памятник стоит - поставлен в 1909 г, после Гражданской Войны.
Второй (точнее, первый) памятник поставлен на Севере, на месте высадки Джона Смита в Новой Англии, по случаю 250-летия высадки, в разгар Гражданской Войны, в 1864г, и естественно, северянами (до или после войны - можно было б предположить, что это сделали южане). Пожалуй, это самая яркая иллюстрация к словам Бушкова о "вопиющей несправедливости" со стороны северян.

Словом, если судить по разобранному абзацу, эту книгу Бушкова отнести к жанру истории нельзя. Можно считать ее либо фантастическим, либо юмористическим произведением.

А можно ли судить обо всей книге по одному абзацу? К сожалению, этот абзац - не исключение; если найдется достаточно времени, я дополню рецензию списком подобных несуразностей по всей книге. Но один эпизод я хочу разобрать сейчас. В главе двенадцатой, разделе четвертом (4. Финал и занавес) Бушков пишет:
В 1875 г. был принят Закон о гражданских правах чернокожих, уравнявший их с белыми. Однако в 1883 г. Верховный суд США принял Четырнадцатую поправку к Конституции, по которой любой штат мог этот закон не соблюдать…

Это вроде ответа Вовочки Левикова на уроке истории, из фильма "Доживем до понедельника":
- Герцен уехал за границу готовить Великую Октябрьскую революцию. Вместе с Марксом.

Дело не в том, что Четырнадцатая поправка к Конституции США была принята в 1868г, а не в 1883. И даже не в том, что в 1883г не было принято никакой поправки - поскольку Пятнадцатая была принята в 1870г, а Шестнадцатая - в 1913г. Просто - Верховный суд США поправок к Конституции не принимает; это, согласно Статье V Конституции, прерогатива конгресса. В Америке практически каждый выпускник школы это знает - или, по крайней мере, учил.
С Вовочкой Левиковым все понятно - у него проблемы с памятью, отец - потомственный алкоголик, а историю учить заставляет закон об обязательном образовании. А Бушкова кто заставляет нести подобные глупости? Писал бы себе детективы и фэнтази, и всякий его уважал - нет, понесло его в историю (тем более историю Америки). Да за этот пассаж о Четырнадцатой поправке его не то что профессиональный историк, а даже более-менее грамотный дилетант будет считать клоуном.

Хочу обратить внимание на то, что даже когда факты, приведенные Бушковым, соответствуют действительности, выводы из них вполне могут быть притянуты за уши. Скажем, миллионы американцев гордятся происхождением от пассажиров «Мэйфлауэра», а не от поселенцев с трех виргинских кораблей - но как мы видели, несправедливостью в результате Гражданской Войны тут не пахнет.

Кстати о выводах - заглянем в конец книги. В эпилоге Бушков приводит фотографию симпатичного мальчика-конфедерата с грустными глазами и рассказывает, как храбро такие мальчики шли в атаку (она известна как Атака Пикетта, по имени командира дивизии южан):
...представьте двухкилометровой ширины поле под Геттисбергом, по которому мерным шагом, без единого выстрела, наклонив штыки, шагают пятнадцать тысяч таких мальчиков – голодных, оборванных, босых… упрямых. По ним беспрестанно бьют пушки, картечь вырывает целые шеренги, а они шагают и шагают – два километра, без выстрела, под неумолчный треск барабанов. И те, кто остался в живых, всё же добираются до пушек…

А потом Бушков задает козырный вопрос:
-Кто-нибудь и впрямь полагает, что так можно идти в бой за что-нибудь подлое?

Не спешите отвечать на этот вопрос. Давайте задержимся на поле под Геттисбергом. Мальчики в серой форме южан шагают по склону вверх, к Кладбищенскому Хребту, и две с половиной тысячи поднимаются на хребет - где за каменной стеной стоят мальчики в синей форме, северяне 69-го пенсильванского полка. Их мало, их 268 человек, мальчики в сером уже лезут через стену и захватывают пушки - но мальчики в синем отстреливаются, отбиваются штыками, кулаками, и не отступают, пока к ним не приходит подкрепление.

Перенесемся на день раньше, и на три километра южнее, на холм под названием Маленькая Круглая Вершина (Little Round Top). Здесь правый фланг северян защищают 358 солдат 20-го полка штата Мэн, под командованием полковника Чемберлена. Чемберлен - не профессиональный военный, он гуманитарий, профессор, свободно владеющий десятью языками. На второй год войны он идет добровольцем, ему предлагают командовать 20-м полком. Чемберлен отказывается - просит должность пониже, "чтобы сначала научиться делу". К моменту Геттисбергской битвы он уже командует полком, под его командованием полк отбивает несколько атак южан. Боеприпасы на исходе - и мальчики в синем с примкнутыми штыками бросаются навстречу наступающему противнику. Южане не выдерживают, бегут, более ста мальчиков в сером сдаются в плен.

А теперь я должен попросить прощения у читателя за эти батальные сцены - подобным сценам не должно быть места в работах, претендующих на серьезный исторический анализ. Они рассчитаны не на логику читателя, а на его чувства. Какие бы факты, какие бы логические доводы я ни приводил отвечая на вопрос Бушкова, им было бы трудно, почти невозможно пробиться сквозь картину пятнадцати тысяч мальчиков в сером, идущих вверх по склону, если наверху их встречают не мальчики в синем, а бездушная и безликая машина.

С моей точки зрения, оправдывать дело тем, насколько храбры, юны и симпатичны его защитники, насколько они в него верят, насколько многочисленны их противники - это демагогия, которая может завести далеко. Так что давайте отвечать на вопрос Бушкова не по фотографиям мальчиков (уверяю вас, я смог бы найти не менее трогательную фотографию мальчика в синем), а по тому, что говорили политики южан, когда делали первый шаг к войне. Тогда они этого не скрывали - южные штаты публиковали декларации, объясняя свое решение отделиться от Севера. Эти объяснения, и достаточно убедительные, нужны были южным политикам, чтобы за ними последовало как можно больше южан, чтобы как можно больше мальчиков надели серую форму и согласились пойти под пули, под картечь, на штыки мальчиков в синем - словом, туда куда пошлют их эти политики.

Вот декларация штата Миссисипи, который дал Конфедерации ее первого и последнего президента, Джефферсона Девиса - мой перевод начала второго абзаца (к сожалению, не нашел текста по-русски):
Наша позиция неразрывно связана с рабством - величайшей материальной ценностью мира. Оно производит продукт, который является наибольшей и важнейшей частью мировой торговли. Этот продукт привязан к тропическому климату, и по властному закону природы, никто кроме черной расы не может выдержать тропического солнца. Этот продукт является необходимостью для всего мира, и удар по рабству - это удар по торговле и цивилизации.

Незадолго до начала войны один из умнейших политиков южан, вице-президент Конфедерации Александр Стивенс в своей знаменитой речи сравнивает конституцию нового государства с прежней. В девятом абзаце Стивенс говорит о главном отличии - о рабстве:
Это было непосредственной причиной последних волнений и нынешней революции.

В следующем абзаце он говорит о новом государстве:
Оно основано, его краеугольные камни лежат на великой правде, что негр не равен белому человеку, что рабское подчинение высшей расе - его естественное и нормальное состояние.

До этого Стивенс перечислил все остальные отличия конституций, но ни одному из них он не уделил столько внимания, ни об одном не сказал, что оно является причиной отделения южных штатов, или что на нем основана Конфедерация.

Позволю себе еще одну цитату из речи Стивенса:
Если мы поведем себя правильно, можно с почти абсолютной уверенностью ожидать распада старого Союза. Сейчас мы - зародыш растущей власти, которая, если мы будем верны себе, своей судьбе и своей миссии, станет управлять этим континентом.

Южане старались вести себя правильно. Но у северян оказалось достаточно сил и упорства, чтобы не допустить ни распада своей страны, ни правления власти, которая отождествляет себя с рабством.

Позднее политики южан принялись красноречиво объяснять, что вовсе не рабство было причиной создания Конфедерации и последовавшей войны. У этих объяснений есть один недостаток - они появились после того, как война была проиграна, рабство рухнуло, а Конфедерация исчезла. Я предпочитаю верить более ранним объяснениям, довоенным. Если б Конфедерация устояла и рабство сохранилось, южным политикам не понадобилось бы других.

Теперь, терпеливый читатель, мы можем ответить на козырный вопрос Бушкова
- Кто-нибудь и впрямь полагает, что так можно идти в бой за что-нибудь подлое?
Мы не знаем всего, мы, конечно, еще не знаем многого, но мы уже знаем больше, чем хотелось бы Бушкову - мы знаем, за что посылали в бой южные политики мальчиков в серой форме. Можно, конечно, говорить, что их посылали защищать цивилизацию, культуру, свободу, моральные ценности и обычаи своей новой страны - нужно только при этом достаточно внятно добавлять "основанной на рабстве". Просто - из уважения к создателям Конфедерации, которые именно этим объясняли необходимость ее создания.
Tags: civil war
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 56 comments